О Центре
Новости
Новости

Четвертый иркутянин побывал в космосе

01 июня 2012

14 ноября  прошлого года в 08 часов 14 минут 03 секунды по московскому времени  состоялся пуск ракетно-космического комплекса «Союз-ФГ»-«Союз ТМА-22» в рамках 29/30 экспедиции на МКС.

В основной состав экипажа входил бортинженер Анатолий Иванишин, который родился и вырос в Иркутске. За сутки до полета корреспонденту «Областной» удалось связаться с космонавтом перед стартом. Тогда Анатолий Иванишин рассказал о предстоящем полете и задачах, которые предстоит выполнить. Экспедиция длилась 165 суток. После ее завершения экипаж почти месяц проходил реабилитацию, после чего космонавтам разрешили общение с журналистами. Корреспонденту «Областной» вновь удалось связаться с Анатолием Иванишиным. По телефону он рассказал о своем первом полете в космос.

Удачный старт

- Анатолий Алексеевич, как ваше самочувствие?

- Спасибо, хорошее. Я уже много дней провел на Земле и чувствую себя намного лучше, чем по прибытию. Первые дни я с трудом ходил самостоятельно, но на второй-третий день это уже удавалось сделать. Временами, конечно, врезался в какие-нибудь стены и косяки на поворотах. Такое состояние бывает у всех космонавтов. Проведя долгое время в космосе, они потом с трудом ходят самостоятельно. Но сейчас я хожу уже нормально.

- Скажите, каким было ваше первое желание, когда вы приземлились?

- Первое желание? Вы знаете, я не думал о желаниях, просто был рад тому, что вернулся.

- Давайте вернемся в ноябрь прошлого года, когда мы беседовали с вами за сутки до вашего старта. У космонавтов есть традиция: оставлять автограф на двери номера гостиницы, где ночевали перед стартом. Оставляли ли вы свой автограф? Кто, кроме вас, еще расписался на двери того номера, где вы жили?

- Да, действительно, существует такая традиция. Я расписался на двери номера, в котором не только ночевал перед стартом, но и провел предшествующие этому две недели. Во время предполетных тренировок на Байконуре наш экипаж жил в гостинице «Космонавт» на третьем этаже. Там есть специальный такой блок, куда имеет доступ врач экипажа и еще очень ограниченный круг лиц. В этом блоке поддерживаются условия карантина. Много людей – родственников, аккредитованных журналистов - туда пускают лишь в тот момент, когда экипаж выходит из номеров, чтобы отправится на старт. Вы знаете, там на этой двери очень много автографов, поэтому не вспомню, кто именно там расписывался. Я с трудом нашел место в углу двери, чтобы поставить свою закорючку.

- В предстартовом интервью вы рассказывали мне, что перед полетом не испытываете никаких ощущений. А были ли они во время самого старта? Я видела он-лайн трансляцию пуска ракетно-космического комплекса «Союз-ФГ»-«Союз ТМА-22». Вы, кажется, улыбались…

- Дело в том, что согласно процедуре запуска мы садимся в корабль за несколько часов до старта. Все это время на борту происходит проверка всех систем, частично в этом участвует экипаж. Поэтому эти несколько часов мы должны находиться на своем рабочем месте. Физически это не очень удобно, поэтому у меня было большое желание, чтобы мы скорее уже поехали. И когда это наконец-то произошло, стало намного легче.

Первые дни на орбите

- Сколько времени вы адаптировались, прибыв на МКС?

- С адаптацией на станции больших проблем не возникло. Мы довольно быстро разобрались, что нужно делать, потому что понимали, куда летим. Нам нужно было только освоиться с особенностями расположения каких-то материалов, оборудования. Потому что это их размещение на станции отличается от того, что было на тренажерах.

- Как долго пришлось привыкать к невесомости? Невесомость в космосе отличается от той, которую вам создавали на самолетных тренировках?

- Реальная невесомость мало чем отличается от той, которую мы испытываем на тренировках. Во время полетов для нас создавалась обычная невесомость. На тренировках нас испытывали в невесомости в разных режимах, каждый длился 20 секунд. В общей сложности получалось три минуты. Это не так много. В невесомости в космосе мы пребывали непрерывно почти полгода. Поэтому реальная и тренировочная невесомость отличаются не качеством, а количеством.

- Я знаю, что на пересменку с другим экипажем вам было дано совсем немного времени. Что необходимо было сделать в первую очередь, когда вы прилетели на МКС?

- Да, действительно у нас была очень короткая пересменка. В рекордно короткие сроки нам нужно было перенять тот опыт, который реализовал Сергей (Сергей Волков - командир ТПК «Союз ТМА-02М»), разобраться, что и где находиться, понять отличия МКС от тех тренажеров, на которых мы занимались. За это время также нужно было выполнить ряд научных экспериментов, потому что они были запланированы так, чтобы их результаты можно было отправить с кораблем Сергея. Вот этим мы и занимались в первые несколько дней пребывания на космосе.

- Когда вы находились последние две недели перед стартом на Байконуре, для вас были организованы видеоконференции с экипажем Сергея Волкова, который вы должны были сменить. Такая связь вам помогла?

- Обмен опытом происходит, и это обычная практика. Экипажи, которые собираются лететь, обязательно общаются с экипажем, находящимся на станции. Во время моих поездок на Байконур в качестве члена дублирующего экипажа я принимал участие в подобных конференциях, которые проходили по телефону. Когда я был уже в составе основного экипажа, конференции были организованы с участием видеоканала. Мы могли не просто услышать ответы на свои вопросы, но и наглядно увидеть их. Видимо, такая форма общения была сделана из-за короткой пересменки. Я считаю, благодаря видеоконференциям мы узнали многое.

Космический быт

- Наверно, этот вопрос вам задают многие, но я все же спрошу. Что едят космонавты на МКС? Я видела консервные баночки для МКС. И правда ли, что часть еды до сих пор в тюбиках?

- Отчасти это правда. Некоторые российские продукты действительно упакованы в тюбики. Но мне на память приходят только мед еще какая-то приправа, кажется, яблочно-клюквенная. Но доля еды в тюбиках едва составляет один процент в общем рационе питания для российских космонавтов. Вообще, на МКС есть российские, американские, японские и европейские продукты. Большая часть российских продуктов упакована в консервные банки двух размеров. Есть сублимированные продукты, которые разводятся водой. Такие упакованы в пакеты.

- Меню для космонавтов составляется заранее, еще на Земле? Учитываются ли вкусовые предпочтения космонавтов при составлении рациона?

- Перед полетом мы проходим апробацию рационов питания всех космических агентств, которые доставляют продукцию на станцию. И частично мы можем влиять на выбор продуктов питания. Существуют так называемые дополнительные контейнеры, или бонус-контейнеры. Они наполняются, исходя из наших заказов и предпочтений в еде. Однако большая часть продуктов, которые поставляются для российских космонавтов, это стандартный 16-суточный рацион питания. Изменить в нем что-то мы не можем.

- Присылают ли вам в посылках обычную еду, гостинцы от родственников?

- Да, такое бывает.

- Врачи, да и сами космонавты, побывавшие в космосе, утверждают: то, что нравится космонавтам на Земле, обязательно не будет нравиться в космосе. И наоборот. С вами такое было?

- Я слышал такое утверждение. Из своего опыта пребывания в космосе могу сказать, что у меня было только одно изменение моих вкусовых предпочтений. Я практически не пью кофе на Земле. Но в космосе у меня возникало большое желание пить много кофе, причем больше мне нравился российский кофе. Больше никаких изменений я не заметил.

- Чего вам больше всего не хватало в бытовом плане?

- Больше всего не хватало душа. Душ на станции заменяют влажные полотенца. Использование их, конечно, не очень удобно и занимает много времени. Но это лучшее, что было доступно на МКС в качестве душа.

- Что вам показалось самым сложным во время экспедиции?

- Наверное, разлука с семьей. Хотя у нас была возможность общаться с родственниками каждый день. Технически мы можем звонить в любую точку планеты, покрытие спутников составляет 70%. Через сотрудников Центра управления полетами мы можем заказывать видеоконференции. Эту возможность мы также использовали во время экспедиции.

- Звонки из МКС ограничены по времени? Или вы можете разговаривать сколько угодно?

- Можно разговаривать сколько угодно. Правда, бывают перерывы связи. Но если есть спутниковое покрытие и если космонавт свободен, то можно и поговорить.

- Скажите, а на МКС вы уставали быстрее по сравнению с Землей? Или наоборот?

- Я бы не сказал, что усталость на МКС отличается от той, что мы испытываем на Земле. В то же время я, да и многие космонавты, замечали, что в космосе требуется меньше времени для того, чтобы выспаться. Хотя космонавтам отводится достаточно времени для отдыха. Я частенько использовал время, отведенное для отдыха и сна, для других более интересных дел. И отдыхал меньше, чем это планировалось. Пяти часов сна в космосе мне было вполне достаточно. Хотя на Земле мне требуется больше времени, чтобы выспаться.

- На МКС бывают выходные?

- Да, выходные у нас были запланированы. Когда мы находились на станции втроем (два российских члена экипажа – Анатолий Иванишин, Антон Шкаплеров и астронавт Дэниел Бёрбэнк ), выходные больше были заняты. В субботу всегда выполняется уборка станции, это занимает определенное время. Когда прибыл следующий экипаж, каждый из нас стал меньше времени тратить на уборку станции. Также в рабочие и выходные дни были задачи, которые экипаж мог выполнять по своему желанию. И мы старались эти задачи выполнять, потому что заказчикам нужны результаты. Когда мы готовились к полету, мы настраивались на работу. Поэтому все выходные мы посвящали работе. Это был выбор нашего экипажа, и никто на это не жаловался. Отдыхать будем здесь, на Земле.

- Анатолий Алексеевич, вы верующий человек? На МКС православные праздники отмечаются?

- Я крещеный, но не глубоко верующий. На российском сегменте висит очень много православных икон, даже есть фотографии церкви, которая стоит в Звездном городке. За время полета мы дважды беседовали с патриархом Кириллом. Нам было приятно с ним поговорить.

Планомерная работа

- Насколько ваши ожидания от того, что ждет вас на станции, совпали с реальностью?

- Вполне совпали. Может быть, мы несколько больше работали тогда, когда многие операции выполняли в первый раз. Для этого требовалось больше времени. Потом освоились и стали справляться со всем гораздо быстрее.

- Сколько экспериментов вы провели на МКС? Можете рассказать о некоторых из них?

-Я не готов сейчас посчитать, сколько всего экспериментов мы провели. Но мы действительно много времени занимались экспериментами в различных областях современного естествознания. Например, эксперимент по зондированию Земли «Ураган» проводился с использованием спектральной системы. Это прибор, в который объединены фотоаппарат и спектрометр. В то время как спектрометр непрерывно фиксирует сектор поверхности, фотоаппарат делает определенное количество снимков в секунду. Два этих канала объединяются, что удобно для выполнения анализа специалистами в дальнейшем. Объектами эксперимента были ледники, в частности, ледники Патагонии, действующие вулканы. Во время нашего полета мы наблюдали многие действующие вулканы: вулкан Этна на острове Сицилия в Италии, Попокатепетль в Мексике. Специалисты были очень рады в частности получить спектры извержений.

- В предстартовой беседе вы рассказывали о предстоящем эксперименте медико-биологического характера «Иммуно». Для того, чтобы его выполнить, вы должны были брать кровь из вены у своего коллеги. Как вы справились с этой задачей?

- Вы знаете, к нашему удивлению, никто не пострадал. Профессиональных медиков среди нас нет. Перед полетом нас учили и сертифицировали. Конечно, немного сомневались, что эксперимент пройдет успешно. Но все получилось. Обошлось без жертв.

- Проводились ли совместные эксперименты с американским астронавтом?

- К сожалению, сейчас российские космонавты выполняют российскую научную программу, американские, европейские и японские – задействованы по программе на американском сегменте.

- Во время 29/30 экспедиции на МКС на сайте Роскосмоса регулярно публиковались ваши снимки. Вы увлекаетесь фотографией?

- Вы знаете, абсолютно не увлекался. Но когда ты видишь Землю из космоса, не можешь остаться равнодушным. Волей-неволей приходишь к пониманию - это надо снимать. И если ты не сделаешь фотографии, то никто потом не поверит, что ты это видел своими глазами.

- В нашей предстартовой беседе мы просили вас сфотографировать Байкал и Иркутск для строящегося Иркутского планетария. Вы сделали такие снимки, и они были выставлены на сайте Роскосмоса. Можно ли надеяться получить от вас полноразмерные оригинальные снимки с высоким разрешением?

- Я думаю, что да. Все диски, которые мы привозим, принадлежат «Энергии» (ракетно-космическая корпорация «Энергия» имени С. П. Королева) и находятся там. Существует возможность получить эти диски.

- Руководитель Центра подготовки космонавтов Сергей Крикалев в одном из интервью рассказывал, что на МКС есть неплохая библиотека. Было ли у вас время почитать книги оттуда?

- Вы знаете, собираясь на МКС, я планировал там что-нибудь прочитать. Даже нашел какую-то английскую книжку, но у меня абсолютно не было времени даже на то, чтобы открыть ее.

- А в библиотеке МКС кроме бумажных книг есть электронные?

- Я там видел обычные книги. Но их не так много. Не слышал, чтобы там были электронные книги. Хотя при желании мы могли заказать их. По запросу экипажа нам передавали и видеопередачи, и новые фильмы. Мы даже смотрели некоторые фильмы, которые еще не вышли в широкий прокат.

- Анатолий Алексеевич, вы успешно добились цели, к которой шли долго и упорно. Побывали в космосе, выполнили ряд экспериментов. Не пожалели о выборе профессии?

- Не пожалел. У меня интересная профессия, которая позволяет путешествовать по миру, встречаться с интересными людьми, проходить подготовку в различных космических агентствах и в итоге увидеть Землю со стороны своими глазами. Это того стоит.

СПРАВКА:

Анатолий Иванишин стал уже четвертым уроженцем Иркутской области, полетевшим в космос. Иркутяне были представлены в отряде космонавтов с самого первого - "гагаринского" - набора Борисом Волыновым, затем на станции "Мир" работал Александр Полещук, а в мае прошлого года закончилась космическая вахта на МКС Дмитрия Кондратьева.

Иванишин Анатолий Алексеевич, бортинженер ТПК «Союз-ТМА», бортинженер МКС-29/30, космонавт-испытатель ФГБУ «НИИ Центр подготовки космонавтов имени Ю.А.Гагарина», подполковник ВС РФ. Родился 15 января 1969 года в Иркутске. В 1986 году окончил иркутскую среднюю школу № 11 и поступил в Иркутский политехнический институт. В 1987 году поступил в Черниговское высшее военное авиационное училище летчиков, которое окончил в 1991 году с присвоением квалификации «летчик-инженер». Освоил самолёты Л-39, МиГ-29, Су-27. Имеет общий налёт более 500 часов. Военный лётчик 3 класса. Инструктор парашютно-десантной подготовки. Имеет квалификацию «офицер-водолаз». В 2003 году окончил Московский государственный университет экономики, статистики и информатики и получил квалификацию «информатик-экономист». С июня 2003 по июль 2005 годов прошел курс общекосмической подготовки. В июле 2005 года на заседании Межведомственной комиссии ему присвоена квалификация «космонавт-испытатель». С 2005 по июль 2009 годов проходил подготовку в составе группы специализации по программе МКС. С декабря 2010 г. готовился к космическому полету в составе дублирующего экипажа МКС-27/28 в качестве бортинженера ТПК «Союз-ТМА», бортинженера МКС-27/28. С апреля 2011 года готовился к космическому полёту в составе экипажа МКС-29/30 в качестве бортинженера ТПК «Союз-ТМА», бортинженера МКС-29/30.

Редакция и автор выражают благодарность за помощь в организации интервью пресс-службе ФГБУ «Научно-исследовательский испытательный «Центр подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина» и лично Анне Степановой и Анне Токаревой.

С оригиналом статьи можно ознакомиться на сайте газеты "Областная": http://www.ogirk.ru/news/2012-06-01/21631.html#!prettyPhoto

Источник: Газета "Областная", Равиля Фаттахова; фото ЦПК
RSS | Архив новостей
Для подписки на новости введите Ваш e-mail:
Выберите рубрику
Интересные факты
Музей и кратер Гагарина
В деревне Смеловке неподалеку от места приземления первого космонавта установлен мемориал. В городе Гагарин работает объединенный мемориальный дом-музей, часть экспозиции которого в настоящее время можно увидеть на интернет-сайте. Один из крупнейших кратеров на обратной стороне Луны (диаметр 250 километров), расположенный между кратером Циолковский и Морем Мечты, также носит имя первопроходца Вселенной.