О Центре
Новости
Новости

Сергей Прокопьев: «Я полон ожиданий от первого взгляда на Землю из космоса»

29 мая 2018

До старта ТПК «Союз МС-09» осталась всего неделя. Для командира корабля Сергея Прокопьева это будет первый космический полёт. Накануне такого судьбоносного для космонавта события редактор пресс-службы ЦПК Светлана Носенкова поговорила с Сергеем Валерьевичем о прошедшей подготовке, атмосфере в экипаже и семье, планируемых экспериментах и многом другом:

– Вы долго готовились к этому полёту. Какие испытания на этапе подготовки показались вам наиболее сложными?

– Начиная с общекосмической подготовки, мы проходим через многие испытания. Они не просто тяжелы физически и психологически, но и интересны. Например, выживание в различных территориальных и природных условиях, специальная парашютная и водолазная подготовки, прохождение сурдокамеры, когда необходимо три дня находиться без сна в закрытом помещении. Проходя такие испытания, открываешь в себе скрытые раньше резервы и понимаешь, на что способен. Очень сложно было справляться с переживаниями во время государственного экзамена на получение квалификации «Космонавт-испытатель», когда в зале находится комиссия, состоящая из большого количества специалистов предприятий ракетно-космической отрасли, и ей нужно показать должные знания по всем дисциплинам. Потом, конечно, было много других экзаменов, но на них уже легче контролировать свои эмоции. А комплексные экзаменационные тренировки (КЭТ) – это квинтэссенция всей длительной подготовки, которую ты получил от поступления в отряд до допуска тебя к полёту.

– Как вы считаете, инструкторы ЦПК достаточно хорошо вас подготовили для того, чтобы сразу начать работу на МКС?

– Сейчас у меня ощущение, что я всё знаю. Мы хорошо подготовились, инструкторы уделили нам должное внимание, за что им огромное спасибо. Но, как говорят опытные коллеги, на борту станции будет всё не так. Надеюсь, старшие товарищи, находящиеся сейчас на МКС, помогут мне адаптироваться и быстро понять разницу между макетами, тренажёрами и тем, что в реальности происходит на станции.

– После дублирования экипажа МКС-54/55 в вашем экипаже произошла замена – на место Джанетт Эппс была назначена Серина Ауньён-Чэнселлор. Вы быстро нашли общий язык с новой коллегой?

– Да, она хорошо влилась в экипаж, и результаты КЭТ показали, что мы отлично отработали вместе. Серина продемонстрировала все необходимые навыки и знания. Думаю, наша дальнейшая совместная работа будет плодотворной и успешной. В человеческом отношении экипаж у нас очень дружный, мы друг друга во всём поддерживаем. Если возникают какие-то вопросы, обсуждаем их коллективно. Мы многому научили друг друга в течение подготовки. У нас есть в экипаже опытный и профессиональный астронавт Александр Герст, который уже был на МКС и с удовольствием делится с нами своими знаниями, за что огромное ему спасибо. В общем, у нас в экипаже всё прекрасно. Мы даже дружим семьями, ходим друг к другу в гости. Незадолго до отлёта на Байконур прекрасно провели время вместе в подмосковном санатории.

– Как дома отреагировали, когда вы сообщили, что отправитесь в свой первый полёт? Семья поддерживала вас, когда решили стать космонавтом? Всё-таки это сложный путь и для родных в том числе.

– Когда я собирался поступать в отряд космонавтов, у нас уже было порядка семи или восьми переездов по долгу моей службы (до зачисления в отряд космонавтов Сергей Прокопьев проходил службу в частях ВВС – С.Н.), поэтому жена особо не удивилась, сказала только: «Опять у тебя новая цель появилась». Я объяснил ей, что это кардинальное и очень интересное изменение в моей жизни, поэтому она была только «за». У нас в этом отношении всё прекрасно, мы понимаем и поддерживаем друг друга. И если я не могу в данный момент чем-то помочь, моя супруга всегда подставит плечо, за что я ей безмерно благодарен. Думаю, оставаясь здесь, на Земле, моя достаточно большая семья – помимо жены и двух детей у меня ещё мама, три брата и сестра – будет меня поддерживать там, в полёте.

– В одном из интервью вы сказали, что ваш сын-первоклассник тоже мечтает стать космонавтом. Хотите, чтобы ваши дети продолжили профессиональную династию, связанную с авиацией и космосом?

– Наверное, каждый родитель хочет, чтобы его дети пошли по его стопам, но это не догма. Так, моя дочь Анна решила связать свою жизнь с педагогикой и логопедией. Я не стал настаивать и навязывать ей свою точку зрения. Тем не менее, сын Тимофей сейчас находится в таком возрасте, когда каждый день дарит ему новые впечатления и открытия. Поэтому стараюсь показать ему все прелести как авиации, парашютизма, так и космонавтики, чтобы у него сложилось представление о моей профессии. Не буду загадывать, но хочется, чтобы ему это было интересно в дальнейшем.

– В период полёта МКС-56/57 к реализации запланировано порядка 60 экспериментов по российской научной программе. Какие из них на этапе подготовки вас наиболее заинтересовали?

– Мы должны быть готовы к выполнению всех поставленных задач, поэтому выделять какое-то конкретное исследование, думаю, будет некорректно. Однако есть то, что мне больше по душе. Как материалисту, мне интересны физико-химические процессы в условиях космоса, технические эксперименты, космическая биология и биотехнология, когда необходимо наблюдать и фиксировать все изменения, происходящие с различными образцами в космосе. Это очень увлекательно и ответственно, потому что понимаешь, как это будет потом влиять на развитие космической науки. Ещё очень интересны, конечно, эксперименты по наблюдению Земли из космоса и других космических объектов. Над этой частью нашей деятельности на МКС будем работать постоянно и не только в рабочее время, а порой даже в ущерб собственному сну, так как в другой момент не пролетаешь над интересующими тебя объектами. Космонавты, уже имеющие опыт космических полётов, говорят, когда окажешься в космосе и увидишь Землю, поймёшь, как она красива, и будет тяжело оторваться от иллюминатора. Я полон ожидания от первого взгляда на Землю с борта МКС.

– Какие города хотите сфотографировать с высоты 400 км в первую очередь?

– Конечно, те, с которыми связана моя жизнь, где родился, учился, служил, где живут мои родные и друзья. Это Екатеринбург, Владивосток, Тамбов, Рязань, Энгельс, Саратов и др. Очень хочется посмотреть на различные вулканические острова в районе Камчатки и на загадочный Алтай, где находится много интересных объектов, например, гора Белуха.

– Сергей Валерьевич, почему вы выбрали позывной «Алтай»? Члены экипажа одобрили это решение?

– Позывной, который я изначально рассматривал, – «Урал» – уже был выбран до меня космонавтом Василием Лазаревым. Изучив его биографию, узнал, что он родился на Алтае, но из-за того, что учился в Свердловске (ныне Екатеринбург), взял себе позывной «Урал». Я подумал, раз уж Василий Григорьевич взял себе в качестве позывного название места моего рождения, то я возьму тот, который должен был принадлежать ему – «Алтай». Тем более, горы Алтая, на мой взгляд, очень красивы и загадочны. Я был в тех местах в детстве, мне там очень понравилось и хотелось бы побывать вновь. «Алтай» – удачный звучный позывной, и экипажу моему понравился.

– Какую музыку вы предпочитаете слушать? Поделитесь, пожалуйста, названиями песен, которые войдут в полётный плейлист экипажа.

– Я люблю русский рок: «Наутилус Помпилиус», «Пикник», «Алиса»… Обязательно включу в плейлист «Точку невозврата» группы «Ария». Ещё наверняка будем слушать «Смысловые галлюцинации», которые под впечатлением от знакомства с Фёдором Юрчихиным написали массу песен про космос.

– Будете ли вы вести соцсети с борта МКС, как многие ваши коллеги?

– Планирую, но пока не могу точно сказать, где именно будет моя страница. Об этом сообщу дополнительно.

– Спасибо! С удовольствием будем следить за вашими космическими новостями! Все сотрудники ЦПК желают вам удачного полёта, интересной научно-исследовательской программы на МКС и плановой мягкой посадки!

Источник: Пресс-служба ЦПК, фото ЦПК
RSS | Архив новостей
Для подписки на новости введите Ваш e-mail:
Выберите рубрику
Интересные факты
Белое солнце пустыни
Известно, что у советских и российских космонавтов есть традиция — перед отлётом смотреть фильм «Белое солнце пустыни». Оказывается, у этой традиции есть логичное обоснование. Именно это кино показывалось космонавтам как эталон операторской работы — на его примере им объясняли, как правильно работать с камерой и строить план.