О Центре
Новости
Новости

Алексей Овчинин: «Наш экипаж настроен на успех!»

13 марта 2019

На заседании Государственной комиссии по проведению лётных испытаний пилотируемых космических комплексов, которое завершилось на космодроме Байконур несколько часов назад, был утвержден следующий состав основного экипажа транспортного пилотируемого корабля (ТПК) «Союз МС-12»: командир корабля, бортинженер МКС-59, командир МКС-60 Алексей Овчинин («Роскосмос», Россия), бортинженер-1 ТПК, бортинженер МКС-59/60 Ник Хейг (НАСА, США), бортинженер-2 ТПК, бортинженер МКС-59/60 Кристина Кук (НАСА, США).

В составе дублирующего экипажа утверждены: командир ТПК «Союз МС», бортинженер МКС Александр Скворцов («Роскосмос», Россия), бортинженер ТПК, бортинженер МКС Лука Пармитано (ЕКА, Италия), бортинженер-2 ТПК, бортинженер МКС Эндрю Морган (НАСА, США).

После заседания Государственной комиссии прошла предстартовая пресс-конференция основного и дублирующего экипажей МКС-59/60.

От журналистов было много вопросов, связанных с октябрьским стартом Алексея Овчинина и Ника Хейга, а именно с какими чувствами экипаж ожидает завтрашнего полета, как «Бурлаки» (позывной экипажа) оценивают риски и насколько готовы к нештатным ситуациям на борту корабля. Командир ТПК «Союз МС-12» Алексей Овчинин уверенно заявил, что октябрьский старт стал очень хорошей и полезной тренировкой не только для экипажа, а для многих служб, например, для спасательной.

«Риск – часть нашей профессии, – напомнил журналистам Ник Хейг. – Наша подготовка после неудачного старта на 90 процентов состояла из отработки нештатных ситуаций. Экипаж полностью уверен и в технике, и в людях».

Помимо насыщенной научной программы, которая суммарно вместе с партнерскими исследованиями насчитывает порядка трехсот экспериментов в период полета, космонавтам и астронавтам предстоит выполнение работ по внекорабельной деятельности (ВКД). «Я с нетерпением жду выхода в открытый космос. Это возможность выполнить профессионально свою работу, принеся пользу, как на Земле, так и в космосе», – поделилась Кристина Кук, которой первой из коллег по экипажу придется выйти за пределы станции вместе с астронавтом НАСА Энн МакКлейн. Алексей Овчинин, говоря о своей ВКД, предстоящей в конце мая, отметил, что будет рад получить советы по работе в открытом космическом пространстве от Кристины, так как их с Энн выход состоится в ближайшие недели.

Журналистов интересовало также и отношение экипажей к развитию коммерческого сектора пилотируемой космонавтики, приведя пример запуска частного корабля, состоявшегося в марте этого года. Астронавты и космонавты выразили уверенность, что подобные проекты знаменуют продолжение космической эры, давая возможность совместно работать и в целом повышать безопасность, технические параметры и комфортность будущих полетов в дальний космос. Лука Пармитано заметил, что рассматривая коммерческие пуски, как элемент соревновательной борьбы между государствами, нужно видеть в этом положительный аспект. «Подобные проекты дают нам большие возможности по доставке экипажей и грузов, от чего в целом выигрывает вся космическая программа», – выразил общее мнение коллег Эндрю Морган.

В ходе пресс-конференции участники основного и дублирующего экипажей, отвечая на вопросы журналистов, демонстрировали полное доверие друг другу и согласие с мнением коллег. Это очень важно, ведь в июле оба экипажа планируют встретиться на МКС для совместно работы по выполнению космической программы.

Напоминаем, что запуск ТПК «Союз МС-12» запланирован на 14 марта 2019 с площадки №1 («Гагаринский старт») космодрома Байконур.

Полную версию пресс-конференции смотрите на видео:

 

Источник: Пресс-служба ЦПК, фото и видео ЦПК
RSS | Архив новостей
Для подписки на новости введите Ваш e-mail:
Выберите рубрику
Интересные факты
«Космическая» болезнь
Практически каждый космонавт пережил «космическую» болезнь. При отсутствии гравитации, сигналы вестибулярного аппарата становятся противоречивыми. Результат – дезориентация: многие астронавты не чувствуют расположения даже собственных рук и ног. Дезориентация – главная причина так называемого Космического адаптационного синдрома, который для самих космонавтов является эвфемизмом для обозначения рвоты.